Онкология – не приговор! Игорь Нижник: «Я хочу быть полезным обществу!» История настоящего человека.

Жизнь прекрасна и непредсказуема. Каждому из нас она дает возможности познать себя и стать тем, кем мы хотим себя видеть. К сожалению, на жизненном пути может возникнуть такое препятствие, которое не каждому по силам преодолеть. История, которую мы расскажем, подарит вам надежду и веру в жизнь.

Игорь Нижник – наш земляк.  В 2001 году он переехал в Израиль и сегодня работает в департаменте города Афула. В Днепре работал фотокорреспондентом и его объектив запечатлел многие ключевые моменты нашей жизни, поэтому самые популярные газеты тогдашнего Днепропетровска иллюстрировали свои материалы фотографиями И. Нижника. Нужно отметить, что Игорь всегда занимал активную жизненную позицию, и эта черта характера, конечно же, помогает выстоять в трудных ситуациях. В Израиль переехал после рождения внука.

— Я был психологически готов к репатриации в Израиль. Перспективы виделись самые многообещающие. Когда я сюда приехал, участвовал в семинарах Открытого университета Израиля с перспективой продолжить в нем работать. Ездил в издательство Маханаим и уже начал с ним сотрудничать… Единственное, к чему я не был готов, это к врачебному диагнозу.  Он перечеркнул все мои планы.

 Я рассказываю это спокойно, свободно, потому что к настоящему времени получил какое-то психологическое раскрепощение. Дело было так. Год я прожил в Израиле, в кибуце по программе «Первый год на Родине». Все было прекрасно: ульпан, работа, пасторальная атмосфера в одном из кибуцев на севере. Пошел работать на завод, где получил незначительную травму. И когда сдавал анализ крови, выяснилось, что у меня бессимптомная лейкемия. А ведь я ничего не чувствовал, не было никаких грозных предзнаменований! Напротив, было прекрасное настроение и нацеленность на карьеру. 

Когда такое слышишь, как будто «обухом по голове» получаешь. Настолько неожиданно. И тут началась проверка на прочность – и мою, и семьи… Мне пришлось уединиться. Родные были напуганы и ничем не могли помочь.

Когда я прошел все проверки, мне предложили химеотерапию.

— Насколько мне известно, Вы отказались. Это удивительно.

— Я скажу, почему отказался. Это связано с Пинхасом Полонским. Точнее, с его супругой. Когда я работал в книжном издательстве «Маханаим», где Пинхас Полонский издавал свои книги, услышал, как его супруга — религиозная женщина, разговаривала со своими подругами. Речь шла о лейкемии и химеотерапии. И она сказала: «Я настолько верю в Бога, что никакой химии не хочу. Бог меня исцелит!» Я посмотрел на нее… Зная об успехах израильской медицины, я подумал: «Мне бы такую веру! Но я бы не рискнул». Но когда коснулось меня, и мне предложили химеотерапию… Причем, у нас врачи говорят правду, а не успокаивают. Мне сказали: «Если Вы делаете химеотерапию, у Вас гарантия 6 – 7 лет, не делаете – 5 – 6 проживете. А терапия будет длиться год». И тогда я вспомнил этот случай и решил довериться Всевышнему.

Бог дал разум. Когда уже прозвучал такой диагноз, то у человека возникает вопрос, «как ты дошел до жизни такой?» И единственный выход – менять образ жизни и образ мысли. Начиная от питания и до ментальных привычек, от которых нужно уходить.

— То есть, Вы не стали просто молиться и ждать милости от Всевышнего?

— Нет! У Всевышнего нет рук, кроме твоих! Я предпринимал чисто практические действия. Обстоятельства сложились так, что на два года я перешел на абсолютный кашрут. Мое состояние, и финансовое, и физическое, было такое, что я был вынужден питаться в благотворительной столовой, и там была только кошерная еда. Два года такого строгого режима… Я считаю, они сработали.

— А лекарственные препараты Вы какие-то принимали?

— Ни одной таблетки я не принял. Только хирургическое вмешательство. Но тут уж никуда не денешься. У меня обнаружили четыре вида онкологии! Но, знаете, пока они между собой разбираются, от чего я должен умереть – я живу :))).

Фитокомплекс Левицкого я принимаю в последние время, уже более двух лет, с того момента, как Борис Феликсович Песин начал мне его привозить. Признаюсь, сначала я отнесся к препарату скептически. Но все же начал принимать, согласно полученным рекомендациям, поскольку с Борисом Феликсовичем знаком очень много лет, и я ему доверяю, к тому же именитые врачи подтверждают целесообразность применения Фитокомплекса Левицкого.   И уже через месяц почувствовал положительные изменения. Это зафиксировано в анализах онкологического отделения больницы, где я наблюдаюсь. 17 января я был на плановой проверке у онколога. Обычно я никогда не задаю вопрос о том, хорошие или плохие результаты. Вдруг услышу что-то такое, чему и сам рад не буду. А в этот раз почувствовал какую-то крепость в организме и спросил. Врач с удивление сказал: «Намного лучше!»

— Ваша история необыкновенная! Конечно, рекомендовать другим следовать Вашим путем нельзя, но надежды в ней – океан!

— Спасибо, но это рассказ так звучит. А вообще это повседневная, ежедневная жизнь со скрупулезной работой над собой и, конечно, надеждой на лучшее.

— Вы не упомянули о еще одной очень важной программе, которую намерены воплотить в жизнь. Я имею в виду Центр помощи онкобольным. Прекрасная и очень нужная идея. Ведь, когда человек узнает о диагнозе, он совершенно потерян. Даже если в его расположении лучшая в мире израильская медицина. К тому же родные и близкие тоже не очень понимают, или ему так кажется. Как Вам пришла эта идея и что конкретно Вы хотите создать?

— Спасибо за вопрос. Он очень важен для меня. Сразу скажу, в Израиле уже существует очень развитая сеть помощи и взаимопомощи онкобольным. Такое общество было и у нас в Афуле, работа которого в настоящее время сошла на нет. В его деятельности я участия не принимал, потому что был занят собой, и просто не готов был выносить свою ситуацию на общее обозрение. Сейчас, когда я получил обнадеживающие ответы врача, я поговорил с вице-мэром доктором Борисом Юдисом о том, что хочу возродить работу Центра, и он сказал: «Я обязательно поддержу тебя в этом». На севере Израиля окружной программой помощи онкобольным занимается вице — мэр города Нацратэлита. Мы планируем с ним встретиться и разработать план действия в Афуле. Я нахожусь в самом начале проекта, поддержка у меня есть, и я думаю, что смогу создать нестандартный подход в этой работе.

— Вы уже видите какие-то пути реализации этих планов?

— Конечно! Я хотел бы направить человека на путь самоисцеления. Безусловно, я понимаю, что не нужно игнорировать мировые достижения в области фармакологии и медицины,  нельзя всех стричь под одну гребенку, мой опыт скорее исключение из общих правил, но акцент на значимости изменения, в первую очередь, себя — это очень важно для позитивного результата. К тому же, я обязательно буду выстраивать свою деятельность и с помощью Фитокомплекса, так как это я проверил на себе.

Дело в том, что внутренний настрой человека и отношение к нему окружающих иногда больше значат, чем таблетки. Я считаю, что говорить «здоровый образ жизни» неправильно. Правильно – «приемлемый образ жизни в данной ситуации. Максимально активный».

 — Максимально?

 — Вот именно! Я мог бы лежать на диванчике, принимать пилюли и думать, «сколько мне осталось?» Но я занимаюсь общественной деятельностью, фото–видеосъемкой, контактирую с очень интересными людьми. Позитивно настроенными, занятыми любимым делом. Это меня подстегивает быть в тонусе. Ведь, поскольку они люди здоровые, они не делают никаких скидок на мои болячки, а я не могу их тормозить. Таким образом, я живу в ритме здорового человека. И, по-видимому, этот внешний распорядок дня влияет на мои внутренние биочасы. Некогда болеть!

— Кстати, одно из свойств Фитокомплекса Левицкого, которое отмечают люди, принимающие препарат, – прилив энергии.

— Подтверждаю. От Фитокомплекса у меня самые лучшие впечатления.

Расскажу один случай. У моих знакомых дедушке поставили диагноз: болезнь Альцгеймера. И я передал ему полбутылочки, потому что людям нужно помогать. Знаете, дедушка до сих пор живет один, без посторонней помощи. Вроде как, притормозило.

Более того, то, что я получил работу, я связываю также с Фитокомплексом. Обстоятельства сложились так, что мне понадобились деньги. А куда я могу устроиться, если мне за 60? Пошел в охрану. Причем, в охрану стадионов, поддерживающую общественный порядок. А чтобы получить эту работу, нужно было сдавать нормативы, крав – магу (разработанная в Израиле военная система рукопашного боя). Конечно, приемы попроще тех невероятных трюков, которые нам демонстрировал инструктор. Но нужно было и бегать, и боксировать. Так вот, я сдал! Еще и на уровне тех, кто отслужил в израильской армии. 

И знаете, пока я пью этот Фитокомплекс, я хожу на работу. У меня такой распорядок: с восьми до двенадцати я за компьютером, с двух до часу – на свежем воздухе, на футболе или баскетболе, короткий сон – и опять работа. Мне некогда думать о болезни.

— Вы принимаете активное участие в переговорах об организации более тесных контактов между Днепром и Афулой. В контексте сегодняшнего интервью, есть какие-то наработки?

— Думаю, есть перспективы. В Афуле находится огромный медицинский центр республиканского значения, где делают все виды операций, вплоть до пересадки.  Я в нем наблюдаюсь. Там очень много русскоязычных врачей.

Доктор Борис Юдис очень заинтересован в контактах с нашим городом – сам он из Харькова и очень тепло относится к Украине и к Днепру, в частности. Он готов принять делегацию с заявкой о темах, одной из которых может быть и медицинская.

Когда я сделаю свой онкологический проект, мы, наверное, сможем принимать небольшое количество больных и для обследования, и для посещения святых мест. И это очень уместно. Как говорят в Украине, «як тривога – то до Бога». Причем, конфессия не имеет значения. 

— Я думаю, что проект будет реализован, поскольку уже из того, что Вы рассказали, видно, что потенциал огромный. И в завершение беседы. Ваше жизненное кредо? Что бы вы пожелали нашим читателям?

— Мое жизненное кредо – быть полезным людям. Не потреблять, а отдавать. А пожелать я хочу здоровья, здоровья и еще раз здоровья. И реализации хороших планов и идей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *